История – не наука, но экспериментировать в ней нельзя

- Василий, история в представлении массового потребителя информации – сухая, архивная работа. Может ли история быть интересной?

- История, как правило, интересная. На самом деле, любая наука может быть интересна. Старшее поколение наших зрителей и читателей наверняка помнят книги “Занимательная математика”, “Занимательная арифметика”, “Занимательная физика”. Действительно очень интересно, талантливо, красиво написанные проиллюстрированные книги о сложных точных науках. Это было не такое частое явление: люди, которые умели грамотно подавать точные науки. А история от других дисциплин отличается, прежде всего, тем, что она легко беллетризуется и, самое главное, она имеет прямое отношение к жизни людей.

Когда мы берем любые мемуары или художественную литературу, посвящённую историческим событиям – это тоже немножко история. Она может быть в разной степени научной, в разной степени обоснованной, но она почти всегда интересна, потому, что ее проще таким образом представить, по сравнению с той же физикой или астрономией. Поэтому вопрос сам по себе имеет совершенно точный ответ – да, может, и она, как правило, интересная. И самое ужасное, что даже очень скучно написанная дубовым академическим языком история может оказаться интереснее, чем ее беллетризованная форма. Это иногда понять трудно. Это скорее поймут представители точных наук, которые знают, что красиво решенная задача нетипичным образом, сама по себе безумно интересна.

- Говорят, что история циклична, можно ли вывести какую-то закономерность?

- Один из моих университетских преподавателей, профессор Ковальский в свое время говорил, что история - это вообще не наука. Есть историческая наука, которая имеет свой научный аппарат и которая соответствует всем основным признакам науки – это историография и источниковедение. А история, которая изучается в школах и институтах – это беллетристка, научного там вообще ничего нет, это описание результатов научных методик.

Что касается повторяемости событий, с одной стороны основа любой науки – это повторяемость результата, который можно получить опытным путем. В истории никакие опыты и эксперименты не возможны. Результат исторического процесса всегда зависит от личности исполнителя. Это даже не влияние измеряющего прибора на результаты эксперимента, а просто сам по себе эксперимент, который во всех случаях будет проходить разным образом, буквально всегда.

А научным дисциплинам: хронологии, историографии, источниковедению, археологию и еще много чему, в школах, к сожалению, уделяется очень мало внимания, но с другой стороны это понятно. Это дисциплины, в которых разобраться довольно трудно, они сложны для понимания.

- Тут нужно иметь в виду особенности моей работы: я не научный исследователь профильный в любой сфере, которой я бы не занимался. Я в первую очередь популяризатор науки. Поэтому основой для меня является работа, которая уже проделана моими коллегами, специалистами – это научная литература и научно-популярная литература, потому что читать толстую книжку о временах Ивана Грозного будут не все, а актуальная статья зайдет на ура.