Как Российская империя пыталась завоевать Китай


В советских учебниках истории один из разделов был посвящён «добровольному присоединению Средней Азии к России». В этом разделе говорилось о «добровольном вхождении» в состав Российской империи Кокандского ханства, Бухарского эмирата и Хивинского ханства. Оценивалось это «вхождение» как прогрессивное и практически «бескровное», которое Россия осуществила, чтобы принести жителям отсталой Средней Азии «свет цивилизации».

Об этом сообщает News RU

Увы, «бескровности» и «добровольности вхождения» среднеазиатских государств в состав России не было. Сегодня любой может прочитать про тяжёлые и кровопролитные бои под Ак-Мечетью, Хивой и Ташкентом. Про кокандские восстания. Про то, что в 1873 году Гендемианский договор с Хивой и Шаарский договор с Бухарой, делавшие эти государства вассалами и протекторатом России, хан и эмир подписали под дулами русских пушек. Но главное – что же понадобилось России в Средней Азии? Естественно, вовсе не желание облагодетельствовать жителей тех мест. Захват нищей Бухары, слаборазвитой Хивы и оккупация разорённого Коканда вовсе не являлись главной стратегической целью России в Средней Азии. Настоящей целью был захват Китая. А причиной её появления – стремление царизма смягчить последствия финансового краха России после Крымской войны 1853–1856 годов.

Как известно, после позорного поражения в Крыму денег в казне у российского императора не осталось. Менее известно, что плохую финансовую ситуацию усугубила отмена крепостного права в 1861 году. Почему? Потому, что часть русских рублей была обеспечена специфическим товаром – крепостными мужиками и бабами с детками, которые вдруг в одночасье товаром быть перестали. Продавать их стало нельзя, покупать тоже. Так рубли, ранее чуточку обеспеченные в том числе крепостными, превратились в фантики.

Царь был в панике. Где взять деньги? Развивать экономику? Но это долго. Деньги нужны сейчас! И Александр II находит «простой» выход. Водка и наркотики!

Русское правительство провозгласило «пьяный» бюджет. Причём произошло это в лучших традициях смеси крепостничества и планового хозяйства. Все мужики российские были прикреплены к кабакам и должны были планово выпить определённое количество водки. Кто не пил – всё равно платил за невыпитую водку. При этом цену на сивушное пойло в России тогда подняли в 3 раза. Чтобы было понятнее, сравним с современностью. Цены на алкоголь с 1856 по 1859 год выросли примерно как в наше время с 2010 года по 2020 год. Но план провалился. Россияне ответили «трезвенническими» бунтами 1859–1860 годов, и от затеи планового «пьяного» бюджета пришлось отказаться. Так что осталось одно смертоносное зелье: наркотики. И Россия моментально заключила неформальный союз со своими недавними врагами – Англией и Францией. Теперь союз базировался на государственном наркодилерстве опиума.

Сейчас этот факт кажется ужасающим, но опиум и продукт его переработки лауданум считались в Европе середины XIX века средством от всех болезней. До XVII века европейцы опиум в основном жевали (этому научили Старый Свет испанцы и португальцы), затем курили, потом начали употреблять в настойках, а с 1856 года – внутривенно. Основным производителем опиума в мире тогда была Британская Индия. За период с 1749 по 1858 год англичане вывезли из Индии опиума на сумму свыше 74 млн фунтов. Для сравнения: индийский хлопок принёс за то же самое время англичанам барыша всего на 19 млн фунтов, а шерсть, знаменитый на весь мир кашемир, какие-то несчастные 2 млн фунтов. Под посевы опийного мака только в Бенгалии в 1840 году британцы отвели 71 200 гектаров.

Основным местом сбыта дряни являлся Китай. Китайское правительство пыталось противодействовать английской наркоторговле, однако подданные её величества королевы Виктории (кстати, заядлой опиумной наркоманки) навязали мерзкий наркотик Поднебесной. Китайцы пытались сопротивляться, но тщетно. В XIX веке прошли две позорные войны за право свободной продажи опиума европейцами в Китае: в 1842 году первая опиумная, а в 1856–1857 – вторая опиумная война. Китайцы обе войны проиграли, после чего опиум хлынул в Китай огромным потоком. В 1839 году было поставлено в Китай 2558 тонн английской опиумной отравы, а в 1858 году в 2 раза больше – 4810 тонн. В 1879 году из Индии в Китай пришло 6700 тонн зелья.

Неудивительно, что взять себе кусочек дурманного потока решила и Россия. К опиумным провинциям Поднебесной можно было пройти двумя маршрутами: через Приморье и Дальний Восток по побережью или через Восточную Бухарию (Синьцзян или Кашгар) по внутренним районам Китая. Оба пути хороши, решили в Петербурге. Но на втором пути «мешал» Коканд. Это не преграда, видимо, счёл царь.

Сначала началась дипломатическая подготовка пути через Приморье. Угрожая военной силой, а фактически начав участие во второй опиумной войне, Россия навязала Китаю в 1858 году Айгунский договор и Тяньцзиньский трактат. По этим документам к Российской империи был присоединён кусок огромной территории Приамурья. Было провозглашено совместное владение с Китаем Уссурийским краем и расширены торговые права русских в империи Цин. В 1860 году, пользуясь разгромом Китая во второй опиумной войне, Россия навязала ему ещё и Пекинский договор, по которому Приморье и Уссурийский край уже полностью отходили к России, а также демаркировалась граница в казахстанской степи, фактически отсекающая Кокандское ханство от Китая.

Далее настал черёд продвижения к наркотикам по второму пути – через Коканд и Синьцзян. Кокандский хан прекрасно знал об угрозе со стороны России и, начиная с 20-х годов XIX века, укреплял свою северную и восточную границу. В те годы кокандцы построили более 10 крепостей. Укрепили Ак-Мечеть, Мерк, Джулек, Янгикурган, Тараз (Джамбул), Токмак, Бишкек, а также отстроили разрушенную джунгарами в XVIII веке крепость Сузак. Но «в спину» Кокандскому ханству (возможно, по согласованию с Россией) ударил бухарский эмир. В 1841 году Коканд проиграл Бухаре войну, а в 1856-м Коканд ненадолго был вообще захвачен Бухарой. На этом фоне кокандский хан притормозил крепостное строительство на границе с Россией. Тем временем русские наращивали своё военное присутствие в регионе. В 1846 году по приказу Николая I было построено Чубар-Агачское укрепление (Лепси), в 1847 году – крепости Капал и Раим. С 1849 года у России появился военный флот на Аральском море – шхуна «Константин», на которой служил Тарас Шевченко. Этот флот позже был усилен двумя пароходами.

В 1850 году русские прорвали сеть кокандских крепостей, атаковали крепость Таучебек и в 1851 году разрушили её. Полагаю, далее Россия прибегла и к гибридной войне. В 1852 году на территории Кокандского ханства восстали кипчаки. Затем в 1859 году в Коканде очень кстати для России разгорелся конфликт между братьями – наследниками ханского престола – Худояр-ханом и Малла-ханом. В конфликт втянулись и другие родственники – претенденты на престол. С 1859 по 1865 год в Кокандском ханстве сменились девять ханов. Россия же не сидела сложа руки. В 1853 году под командованием раскаявшегося в грехах «декабристской» молодости члена Союза Благоденствия, героя Бородинской битвы генерал-губернатора Оренбургской и Самарской губерний графа Василия Перовского штурмом была взята ключевая крепость кокандцев Ак-Мечеть (Кызылорда). Успех закрепили созданием сети фортов так называемой Сырдарьинской оборонительной линии: в 1853 году строится Казалинск (Форт № 1), потом Джусалы (Форт № 2), потом Куван-Дарья (Форт № 3), а в 1854 году – Верный (Алма-Ата). В 1860 году русские заняли кокандские крепости Бишкек и Токмак. После этого положение ханства стало безнадёжным. Кокандцам осталось лишь пытаться оборонять крупные города, но глинобитные стены против русских военных инженеров и артиллеристов устоять не могли. Не могли они устоять и против русской смекалки. В 1864 году русские войска под командованием героя Севастополя генерала Михаила Черняева через водопровод взяли крупный город Чимкент, а в 1865-м лихим внезапным ударом почти без потерь заняли стотысячный Ташкент. При этом неприятель по численности превосходил русские войска сорокократно, а по артиллерии – шестикратно. В 1866 году был взят Ходжент. Тогда же был разбит под Ирджаром вмешавшийся в войну на стороне кокандского хана Худояра бухарский эмир. Русские, обладавшие абсолютным перевесом в артиллерии, просто смели с поля боя прекрасную бухарскую кавалерию. Войска России заняли города Ура-Тюбе, Нау и Джизак. Был открыт путь в Ферганскую долину. Так Коканд оказался отрезан от Бухары, отчего кокандскому хану Худояру осталось только капитулировать, что он и сделал в 1868 году. Его оставили ханом, но реальной власти он уже не имел. Формально ханство стало протекторатом России. Фактически – колонией.

Для того чтобы обеспечить направление главного удара на Китай и обезопасить свой правый фланг, русское командование нанесло удар по почти лояльной России Бухаре. Повод был найден – им стал объявленный бухарскими религиозными экстремистами газават, который нехотя поддержал эмир Бухары. В 1868 году бухарские войска были разгромлены и эмир быстренько подписал перемирие с новоявленным генерал-губернатором Туркестанской области генералом фон Кауфманом. После этого царская администрация приступила к главному этапу операции – вторжению в Китай.

Вторжению русских войск в Синьцзян, так же как и накануне вторжения в Коканд, предшествовал этап, напоминающий гибридную вой-ну. В 1862 году в Синьцзяне (Кашгаре) началось восстание угнетённого китайцами религиозного и этнического меньшинства мусульман-дунган. Решив, что центральное правительство в Пекине уже не оправится от поражения во второй опиумной войне, восставшие выдвинули сепаратистские лозунги и образовали с полдюжины независимых исламских государств на северо-западе Китая. Инсургенты обратились к хану Коканда с просьбой о помощи. Но вместо войск кокандского ханства границу Китая пересекли русские подразделения.

В 1872 году Россия без труда заняла северный и северо-западный Синьцзян (Кашгар) и аннексировала его, провозгласив Илийский край частью Российской империи. В Лондоне поняли серьёзность ситуации и кинулись срочно провоцировать удар хивинцев и кокандцев в тыл России, подстрекая местных жителей на восстания. Со своей стороны, Пекин принялся громить «народные республики», доходя в этом до откровенного геноцида.

Усилия оппонентов увенчались успехом. В 1873 году русские отвлеклись на войну с Хивой. Однако хивинцы были быстро разбиты, а Хива взята штурмом, в результате чего правобережье Амударьи отходило к России, а Хивинское ханство становилось её вассалом и протекторатом. Подольше пришлось провозиться с восставшими в 1875 году кокандцами. Прорусский хан не смог подавить восстание – его войска попросту перешли на сторону восставших. В итоге русским войскам пришлось утопить кокандское восстание в крови, а бесполезного хана убрать вместе с ханством, отчего в 1876 году его территория была полностью присоединена к России. Для контроля территории бывшего ханства в том же году русские построили крепость Фергану. Возможно, она рассматривалась как опорный пункт для дальнейшей экспансии в Китай. Но тут геополитическая ситуация неожиданно изменилась.

Пока Россия воевала с Хивой и давила восставших кокандцев, китайцы уничтожили до 15 млн дунган Синьцзяна. В результате в 1875 году империя Цин подавила восстание на юге и востоке Синьцзяна, не допустив продвижения русских войск к опиумным провинциям. В Петербурге поняли, что ввязались в авантюру. Выходило, что захватить опиумные провинции Поднебесной не удалось и вряд ли удастся в будущем. Однако на пути к Китаю Россия присоединила к себе более миллиона квадратных километров суши без современной экономики и инфраструктуры, населённой нищим фанатичным неграмотным народом, с которым непонятно что теперь делать, так как денег на развитие этих территорий у России не было. К тому же к этому времени главные интересы России сконцентрировались на Балканах и в Чёрном море, где появился шанс разгрома Турции, пересмотра статуса-кво и денонсации позорного парижского мира. В результате китайский поход был свёрнут, и в 1881 году по Петербургскому договору почти все владения России в Синьцзяне были возвращены Китаю – то ли за 9, то ли за 12 млн рублей.

Источник: Политика РУ