"Иностранцы улыбались и махали руками, но когда окно разбили камнем они поняли - что-то здесь не так"

Карина Гончарук. Фото из социальных сетей

Карина Гончарук. Фото из социальных сетей

"Страна" поговорила с украинкой из Кривого Рога Кариной Гончарук, которая в данный момент находиться в посёлке Новые Санжары куда её, а также ещё 48 украинцев и 29 иностранцев эвакуировали из китайского города Ухань. Карина нам рассказала, что она и другие участники эвакуации пережили, когда их доставили в Новые Санжары.

Об этом сообщает Руспрес

— Начнём с главного: как вы себя чувствуете?

— Спасибо, я здорова.

— Как прошла ваша первая ночь в Новых Санжарах?

— Я думала, что не смогу уснуть. Но усталость дала о себе знать и уже к часу ночи я уснула.

— Но давайте все по-порядку. Как вы оказались в Китае?

— Случайно получилось. Я никогда не думала, что буду работать за границей. Я танцовщица в шоу-балете. В Китае я работаю на протяжении трёх лет. Мы выступали в разных городах, все зависело от контракта: Тяньцзинь, Шанхай и последним городом стал Ухань. Контракты обычно подписывались на 3–4 месяца.

— Расскажите немного о себе. Чем вы занимались до того, как поехали в Китай?

— Мне 22 года. Я из Кривого Рога. Училась в Донецком национальном университете экономики и торговли имени Туган – Барановского. Я очень люблю танцевать. В детстве я занималась эстрадно–спортивными танцами. В 17 лет я получила травму колена после чего врачи сказали, что с танцами нужно заканчивать. Но меня это не остановило. Через год моя подруга, которая знала о моем увлечении пригласила меня на кастинг шоу–балета Fashion Pa (из этого же балета ещё 17 эвакуированных человек — Ред.). После первой пробы меня пригласили в балет и сразу предложили контракт Китай.

Карина Гончарук, фото: Instagram

— А как же учеба в университете?

— Первые два года я училась на дневном отделении, после чего перешла на заочное. Мне было очень трудно учиться, находясь в Китае. Спустя три года я забрала документы из университета.

— Где в Китае выступал ваш шоу–балет?

— В Китае сеть государственных парков "happy valley". Там мы и выступали. У нас есть несколько программных номеров с которыми мы ездим по разным городам.

— Сколько участников в вашем балете?

— 18 человек плюс 3 руководителя.

— Какой доход вам приносила работа в шоу–балете?

— До 1000 долларов в месяц. Все зависит от того, как давно ты выступаешь и какой у тебя контракт. Работать нужно было шесть раз в неделю. Одно выступление длится 30-40 минут, за один день мы выступали 6–7 раз.

— Как вы узнали о коронавирусе?

— Из социальных сетей. Огласки никакой не было. Знакомые ребята увидели, что местные китайцы в социальных сетях начали писать, что в Китае появился неизвестный вирус. Наше руководство в Китае также нам ничего не сообщало. Спустя неделю руководство парка, где мы работали, собрало нас и сообщило, что мы должны следить за гигиеной, что нужно уделять внимание безопасности и не ходить в людные места. Они очень много говорили о гигиене. Но уже на следующий день наш парк закрыли на карантин. Город остановился за один день. Перестал работать общественный транспорт, большинство магазинов.

— Что произошло дальше? Где вы жили?

— Нам сказали сидеть дома и никуда не выходить. Мы жили в общежитии, которое нам предоставило руководство парка. Каждый день наши комнаты дезинфицировали. Мы выходили только за продуктами.

— Когда вы поняли, что ситуация критическая?

— Когда город изолировали и запретили покидать его пределы. Также начали вводить ограничения на выход из домов.

— Какой была обстановка в городе. Была ли паника среди людей? Дефицит товаров, возможно другие детали?

— В первую неделю карантина мы видели панические сообщения в местных социальных сетях. Но я не могу сказать, что среди людей была большая паника. Люди гуляли по городу, и все говорили, что власть города справится с вирусом. На полках магазинов не хватало только фруктов, остальные продукты были. Работали не все магазины. И только до обеда.

— Какие меры безопасности предпринимали местные китайские власти?

— При входе и выходе из каждого дома или общежития проверяли температуру. В некоторых домах людям выдавали карты, в которой ставили отметки, когда они выходили на улицу, количество выходов было ограничено до одного раза в два дня. По каком принципу выбирали дома, где выдавать карты, а где нет, я не знаю. В нашем общежитии таких карт не было.

— Как преподносили информацию местные СМИ и власть?

— В Китае есть местная социальная сеть "WeChat", там каждый день публиковали информацию о количестве зараженных, вылеченных, умерших. Но многие китайцы писали о том, что статистика, которую публикует власть не соответствует действительности, количество зараженных и погибших слишком уменьшено. Но я хочу заметить, что многие китайцы часто говорили, что причин для паники нет. И что власть скоро разработает вакцину. Запускали социальные ролики, где китайцы открывают окна и кричали: "Ухань, вперед!".

— Как реагировали ваши родители на сложившуюся ситуацию?

— Они очень переживали. Постоянно писали в социальных сетях, почему нам не помогают. Они же понимали, что мы сами ничего сделать не можем.

— Расскажите о том, как с вами связалось посольство Украины в Китае?

— Через социальную сеть "WeChat", искали сообщества, группы в которых были украинцы. В этих группах сообщали, что создано сообщество, которое называлось "Украинцы в Ухань", куда мы должны передать информацию о себе, контактные данные. Обещали, что с нами свяжутся.

— Сколько прошло времени с момента, когда начался в городе карантин и до момента, когда с вами связались из посольства Украины?

— Примерно неделя.

— Когда вас добавили в чат "Украинцы в Ухань" сколько там было участников?

— Около 150 человек.

Карина Гончарук, фото: Instagram

— О чём вы общались в этой группе?

— Мы подсказывали друг другу информацию о том, где можно купить продукты, какая ситуация и где. Сбрасывали туда видео своих наблюдении. Делились контактами служб такси, которые работали. Но спустя время, когда в чат писали данные о дальнейших действиях касательно эвакуации, то те, кто от эвакуации отказались, начали возмущаться, что посольство думает только о тех, кого эвакуируют, а о тех, кто остается, не думают. После чего был создан другой чат, в котором были только те, кто согласился на эвакуацию.

— Эвакуировали только 49 украинцев, получается, что это примерно третья часть от тех, кто там остался. Те, кто отказался от эвакуации как-то объясняли своё решение?

— Нет. Все те, у кого были какие–то вопрос связывались уже лично с куратором этой группы.

— Первая эвакуация была назначена на 10 февраля, но потом её отменили. Вам как–то это объясняли?

— Сказали, что есть вопросы с авиакомпанией, также ещё уточняется место, в которое нас будут эвакуировать. С 10 февраля вылет перенесли на 11, но когда 11 числа нам написали, что вылет отменился, причины уже не объясняли.

— После того как первую эвакуации отменили, у вас лично и в чате была паника?

— Да. Это была третья неделя карантина в городе. И уже было очень много ограничений. Людей выпускали на улицу раз в три дня. И то по одному члену семьи. Из некоторых домов вообще не выпускали. Поэтому многие начали писать во все СМИ, президенту, чтобы нам помогли с эвакуацией. Родные, которые находились в Украине также писали всюду, что украинцев в Ухане не эвакуируют. Возмущались практически все, кто были в этом чате. Мы хотели донести до страны, что мы ещё здесь в Ухане, не забывайте о нас пожалуйста, вы же нам дали надежду.

— Какой наиболее задаваемый вопрос был в этом чате?

— Когда вылет. Сотрудники посольства нашли нас уже через неделю после карантина, поэтому мы поверили, что нас не бросят. Паника началась после того, как отменили первую эвакуацию. Я знаю девочку, которая встречалась с австралийцем, так она хотела улететь с ним, когда Австралия эвакуировала своих граждан. Но так как они небыли женаты, посольство Австралии ей отказало, и она осталась в Ухане.

— Эту девушку также эвакуировали в Украину?

— Да.

— Как вас инструктировали перед вылетом. Был какой–то перечень вещей, которые можно с собой забрать?

— Было ограничение на количество вещей. С собой можно было забрать один чемодан весом 23 кг и ручную кладь. Но как потом оказалось в аэропорту, можно было взять два чемодана.

— Одна из нашумевших историй эвакуации – это собака Анастасии Зинченко, которую не пропустили на борт самолёта из–за этого Анастасия тоже не села в самолёт. Можете, что-то об этом рассказать. Анастасия что–то писала в чат о том, что хочет забрать собаку?

— Возможно она лично общалась с кем-то из посольства, но в чате я не видела, чтобы кто-то об этом писал.

— Как много людей вы знаете среди тех, кого эвакуировали?

— Только участников своего балета.

— Расскажите поэтапно. Как была организована ваша эвакуация?

— Всех участников чата разделили на несколько групп по месту жительства. У каждого было своё время и место, где нас должен был забрать автобус. Как я поняла, автобус был один. Он приезжал на место забирал группу, отвозил её в аэропорт и возвращался за второй. За 15 минут до приезда автобуса нам об этом писали в чат, и мы выходили к месту, где нас должны были забрать. После каждой группы водитель автобуса проводил дезинфекцию салона. Все это снимали на видео, а затем это видео публиковали в общем чате. В автобусе кроме водителя находилось ещё двое мужчин. Они занимались организационными процессами, проверяли списки людей, мерили температуру.

— В котором часу началась эвакуация?

— Наше время выезда из общежития было запланировано на 17:40. Автобус приехал вовремя.

— Также в числе эвакуированных было 29 иностранцев. Вы знали об этом, они также находились в чате для эвакуированных?

— Нет. Мы это узнали из украинских СМИ.

— Вас это как–то удивило?

— Да. Мы не против иностранцев. Нас удивило то, что нам об этом не сообщили и мы узнали об этом из СМИ.

— Когда вы в автобусе ехали в аэропорт, о чём вы думали, вы прощались с этим городом или мечтали ещё вернется в Ухань?

— Я думала о том, что очень хочу туда вернуться. Ещё до начала эпидемии я планировала остаться минимум на один год. Мне очень понравился Ухань. Все города Китая красивые и запоминающиеся, но Ухань – это особенный город, там очень добрые люди.

Карина Гончарук, фото: Instagram

— Что было в аэропорту. Как вас проверяли? Какая там была обстановка?

— Когда мы приехали в аэропорт, там уже находилось несколько групп. Сам аэропорт был закрыт. Я видела только тех, кого эвакуировали в Украину. После того как мы приехали, мы подождали ещё часа два остальные группы и начали проходить контроль. Перед прохождением контроля нам дали документы, которые мы должны были подписать: соглашение на двухнедельный карантин и соглашение о неразглашении процесса эвакуации и дальнейшего карантинного периода.

— Расскажите подробнее о прохождении трёх колец контроля, о которых говорили организаторы эвакуации?

— Первое кольцо контроля производилось китайской стороной. Три раза различными приборами нам измеряли температуру и спросили о самочувствии. После этого, точно также нас проверила уже украинская сторона. И только после этого мы сели в самолёт.

— Были те, кто не прошёл контроль?

— Я знаю только об одном парне. Он был из нашего балета. У него была повышенная температура. Насколько я знаю, сейчас с ним все в порядке. Он в клинике сдал все анализы, и у него не обнаружили вирус. Сейчас его привезли обратно в общежитие, где мы жили.

— Вас проверяли на борту самолёта. Какая там была обстановка?

— Да, проверяли. Третья линия контроля была в самолёте. Также измерили всем температуру. Сам самолёт был разделен на две части. В одной части находился экипаж и персонал, который нас сопровождал во второй части находились те, кого эвакуировали. Самолёт был разделен ширмой из плёнки. Знаете, как разделяют первый и второй класс, вот такая же только более герметична.

— Перед тем как вылететь или во время полёта, вам сообщали место вашей эвакуации?

— Нет. Всю информацию мы узнавали из СМИ, но и там не было чёткой информации.

— Вы знали о том накале, который происходил в стране в преддверие эвакуацией? Вы читали новости о том, что люди перекрывают дороги, протестуют и выходят с митингами, а местные власти собирают внеочередные сессии, чтобы запретить размещение в санаториях? Вы видели все эти новости?

— Нет. Хотя после первой отмены нашей эвакуации, когда мы начали поднимать панику, почему нас не забирают, нам писали гневные комментарии, но мы не думали, что ситуация настолько накалена.

— Вас как–то инструктировали внутри самолёта? Вас предупредили о том, что происходит в Украине в связи с вашей эвакуацией?

— Нет. Нам никто нечего не говорил. Мы даже не знали, куда нас будут везти и какой это будет город. Когда самолёт пролетал над Украиной, к нам вышел пилот и сказал, что мы должны приземлиться в Харькове. Однако из-за плохой погоды, мы часа полтора будем летать в воздухе. Только в этот момент мы узнали, что прилетаем в Харьков. Через час полёта, нам сказали, что мы летим в Киев на дозаправку. Там дождемся, когда улучшатся условия для посадки в Харькове, а если нет — будут решать, что с нами делать.

— Когда вы приземлились в Киев, у вас всех была возможность подключиться к интернету?

— Да.

— И что вы узнали из новостей, когда подключились?

— Когда мы приземлились в Киеве, некоторые ребята включили интернет и тогда уже мы узнали, что происходит. Было полно видео из посёлка Новые Санжары. Все писали о том, что нас должны привести именно туда, но мы не знали наверняка. Нас покормили, после чего пилот сказал, что мы вылетаем в Харьков.

— Как вас инструктировали по прилету в Харьков?

— Никак. Нас разместили по автобусам и все. Все садились как хотели. Мы ехали в автобусе с иностранцами. Нам только сказали рассесться с разных сторон.

— Вы прилетели в Харьков в 12:00 а в посёлок Новые Санжары автобусы заехали около 19:30. От Харькова до Новых Санжар 150 км. Почему вы ехали так долго, почти 8 часо? Вы куда-то заезжали?

— Нет. Делали только три остановки, чтобы сходить в туалет.

— На заправке?

— В поле.

— Вы ходили в туалет прямо в поле возле дороги?

— Да.

— Вам сообщили, куда вас везут?

— Нет. Я так поняла, что даже водители не знали дорогу, куда ехать. Когда мы уже проехали несколько часов, я спросила водителя, как долго нам ехать, на что он мне сказал, что сам не знает, он едет за колонной.

— Во время того, как вы ехали по пути к Новым Санжарам, на вашу колону кто-то нападал?

— Нет. Но мы до последнего не знали, куда нас везут. У меня ещё сел телефон. Я только помню, когда мы остановились третий раз, чтобы сходить в туалет, было уже темно. Девочкам сходить в туалет сложнее, чем мальчикам, мы с подругой отошли подальше от автобусов, и тут в громкоговоритель нам начали кричать, чтобы мы быстро возвращались в автобусы. Вот тогда мы подумали, что что–то может произойти.

— Перед подъездом к Новым Санжарам вас как–то инструктировали? Вам сказали, что ситуация очень накалена, и что вы должны быть аккуратными и внимательными, возможно вам сказали отсесть от окон?

— Нет. Нам вообще никто ничего не говорил.

— Как вы поняли, что уже подъезжаете к месту вашего карантина?

— Я увидела на улице много полицейских и людей, которые что–то нам кричали, но я не могла разобрать, что они кричат.

— На каком этапе вы поняли, что вас, мягко говоря, не ждут в Новых Санжарах?

— Когда наша колона заехала в Новые Санжары, мы услышали, что люди что–то кричали. Некоторые из них начали бросать камни в автобус. С нами в автобусе ехал иностранец, он вообще не понимал, что происходит и что говорят. Он все снимал на мобильный телефон, он улыбался и махал рукой, как знак приветствия. Но когда его окно разбили камнем, он понял, что что–то не так.

— Какой была реакция сопровождающих вас людей?

— Они только сказали нам сесть в проходе между сидений. Мы были очень напуганы, нам брызнули газовым баллончиком в автобус, нечем было дышать. Вот тогда нам стало страшно и началась паника. У меня был разряжен телефон, я очень переживала за маму, знала, что она все это видит и не может мне дозвониться. Я видела, как жгли костры, люди бросали бутылки в наш автобус, они разбивались об его обшивку.

— Перед заездом на территорию санатория в самом эпицентре столкновений полиции и протестующих, где вы будете проходить карантин, колона автобусов остановилась на несколько минут пока расчистить путь для проезда. Протестующие разожгли большой огонь. Что вы в этот момент испытывали?

— Нам было страшно. Мы не понимали почему мы стоим, когда в нас летят бутылки, камни. Было очень страшно. Мы же невиноваты. Я вообще считаю, что нужно было провести нашу эвакуацию очень тихо, без огласки.

— После того как вы заехали на территорию санатория, что было дальше?

— Мы сидели в автобусах ещё минут десять после чего нам сказали, что мы можем выходить и заходить в корпус.

— Понимая, что происходит вокруг, кто–то спрашивал в организаторов эвакуации, что происходит, куда вас привезли?

— Нет. Все были напуганы. Нас собрали в холе на первом этаже и сказали, что украинцы селятся на четвертом этаже, иностранцы — на третьем, а экипаж — на втором.

— Вас как–то распределяли по комнатам или вы в хаотичном порядке расселялись?

— Каждый занимал свободную комнату. Расселили по 2 человека.

— Вам было страшно там находиться?

— Да. Первое, что я сделала, это закрыла окна шторой и вообще боялась подходить к окнам. Девочки тоже были напуганы. Я позвонила маме и сказала, что со мной все хорошо я в порядке.

— Что вам сказали ваши родители?

— Они были в панике. Мама чуть не плакала. Но я их успокоила, сказала, что все уже хорошо, нас охраняет полиция.

— Когда вы заселялись, для вас провели какой–то инструктаж. Рассказали распорядок дня, правила карантина?

— Нет. Сказали, что завтрак в 09:00, обед в 13:00 а ужин в 19:00. Также сказали, чтобы мы не ходили между этажей и желательно вообще не выходить из комнат. Но мы ходим друг к другу в гости так как здесь очень скучно.

Карина Гончарук, фото: Instagram

— Какая обстановка внутри санатория. Персонал ходит в защитных костюмах?

— Да, персонал ходит в защитных костюмах. Обстановка спокойная. Сегодня я даже выходила на балкон. Я не видела, чтобы кто–то нам что–то кричал или бросал в нашу сторону. Все очень спокойно, как будто, то что происходило раньше — страшный сон.

— В интернете гуляет видео, снятое из санатория и на нём можно увидеть ужасные условия вашего проживания.

— Я бы не хотела об этом говорить. Здесь не все так плохо. Здание санатория имеет два крыла: одно отремонтировано, а второе нет. Видео сняли в неотремонтированной части здания. Могу сказать, что в каждой комнате есть телевизор, холодильник. Нам выдали постельное белье, здесь можно постирать вещи.

— А у вас какие условия?

— Мне повезло я живу в новом крыле.

— Вам запрещено выходить на улицу?

— Да.

— Как вас кормят. Можете подробно рассказать о вашем досуге?

— Кормят очень хорошо. Еда как домашняя, мне кажется, что за две недели я точно поправлюсь.

— Вам уже рассказали о том, как вы проведете здесь следующие две недели. Вы сдаёте какие-то анализы?

— Нет. Нам пока никто ничего не говорил. Из анализов, проверяют температуру три раза в день, пока это все.

— Много ли людей вас поддержало?

— Да. Многие мне написали слова поддержки. И сегодня, когда я вышла на балкон и не увидела протестующих я поняла, что все плохое закончилось. Многие писали, что им стыдно за этих людей.

— Как вы думаете, что заставило людей протестовать против вас?

— Не знаю. Возможно — страх перед коронавирусом.

— Что вы планируете делать после окончания карантина?

— Я хочу побыть с родственниками. Но ещё об этом не думала.

— Вы планируете ехать заграницу? В Китай или в другой город?

— Есть много стран, в которых я хотела поработать, но ещё не думала об этом.

— Вы и дальше хотите заниматься танцами или чем-то другим?

— Буду заниматься танцами.



Источник: “https://strana.ua/articles/251229-inostrantsy-ulybalis-i-makhali-rukami-no-kohda-okno-razbili-kamnem-oni-ponjali-chtoto-zdes-ne-tak.html”